По благословению Владыки Иринея, митрополита Днепропетровского и Павлоградского и иеромонаха Селивана, монастырь Ватопед, Афон

ПЦУ защитит Порошенко

Структура Епифания заявила о недопустимости «политической мотивации» в суде над Порошенко. Но только ли о нем беспокоятся в ПЦУ? Может, там переживают и о себе тоже?

12 июня 2020 года «киевская митрополия» ПЦУ, прямым руководителем которой числится Епифаний Думенко, опубликовала текст заявления к правоохранительным органам с требованием не «преследовать» Петра Порошенко.

Аргументация такого заявления, по мнению его авторов, проста – Петр Порошенко страдает от политического давления, а судебное разбирательство относительно его поступков напоминает «позорное преследование политических оппонентов предыдущей власти В. Януковича». Собственно, в ПЦУ озабочены даже не тем, что власть предъявляет обвинения Порошенко, а тем, что это как-то может быть связано со «светлым обликом» самой ПЦУ: «В последнее время настойчиво, особенно в связанных со страной-агрессором СМИ, проводится мысль, что различные обвинения, выдвигаемые против пятого Президента Украины П. Порошенко, имеют какую-то связь с его ролью как главы государства в содействии церковному объединению, образованию Православной Церкви Украины и в получении ею Томоса от Вселенского Патриарха».

Конечно, в ПЦУ никогда особо не скрывали своей связи с Порошенко, но это заявление даже в общем контексте стоит особняком. Именно поэтому уместно вкратце напомнить, за что же украинская судебная система возбудила несколько уголовных дел против Петра Порошенко.

Дела Порошенко

Порошенко на допросе. Фото: timer-odessa.net

10 мая Петру Порошенко правоохранительные органы попытались вручить подозрение по делу о назначении заместителя руководителя Службы внешней разведки Сергея Семочко.

26 мая 2020 года бывшего президента Украины вызвали на допрос в Государственное бюро расследований по уголовному производству, расследующего обстоятельства перемещения через границу Украины с сокрытием от таможенного контроля коллекции из 43 картин всемирно известных художников.

«Картинное дело» всплыло практически сразу после скандала с так называемыми «пленками Байдена», по которым Генпрокуратура уже открыла уголовное производство о государственной измене. Напомним, на этих пресловутых пленках записаны слова пятого президента Украины Петра Порошенко, свидетельствующие что он, по приказу Джо Байдена, менял украинских госслужащих и вмешивался в работу правоохранительных органов. В частности, Порошенко пообещал уволить генпрокурора Виктора Шокина в обмен на гарантии по кредиту МВФ.

Конечно, эти производства не самые главные из тех, что потенциально угрожают Петру Порошенко, но достаточно и их, чтобы понять – дела у Петра Алексеевича идут не очень хорошо.

Кого и почему защищает ПЦУ?

Бигборд времен предвыборной президентской кампании. Фото: ukranews.com

Кто-то может сказать, что защищая Петра Порошенко, ПЦУ исполняет вековую христианскую миссию Церкви по защите слабых и угнетенных. Однако, данная религиозная структура никогда раньше не обращалась напрямую к украинской судебной системе с требованием прекратить преследования того или иного человека. Неужели кроме Порошенко больше не было тех, кто невинно пострадал от украинского правосудия?

Мы все прекрасно знаем массу случаев, когда верующих УПЦ при захватах православных храмов били и калечили, помним мародеров с болгарками, которые срезали замки и двери православных храмов. Также мы знаем, что никаких претензий со стороны украинского правосудия к этим людям не последовало. Были ли тогда заявления от ПЦУ, подобно «порошенковскому»? Нет. Именно поэтому мы можем предположить, что выступая в защиту Петра Алексеевича, ПЦУ преследует совершенно иные цели, не пересекающиеся с христианской моралью и ценностями.

Даже беглый анализ текста заявления ПЦУ позволяет сделать выводы, что он наполнен избитыми штампами и фразами, главной задачей которых является давление на власти Украины. Например, представители этой религиозной структуры позволяют себе бездоказательные обвинения правоохранителей в коррупции, а саму судебную систему страны считают такой, что «вызывает кризис доверия в обществе». Составителям заявления кажется, что используя штампы о «стране-агрессоре», «условиях войны», «политических преследованиях», «реванше» врагов и прочее, они могут принудить государственные органы власти отказаться от расследования преступлений отдельно взятого гражданина.

Заявления ПЦУ обусловлены тем, что там прекрасно понимают: пятно на репутации Порошенко – это пятно на репутации самой ПЦУ.

Более того, в тексте сквозит неприкрытая угроза украинским властям относительно мира внутри страны: «Очевидно, что любая политическая мотивация в деятельности правоохранительных органов и возбуждении уголовных дел, в частности против пятого президента Украины, – недопустима. Она будет опасной для гражданского мира в условиях российской агрессии, когда страна-агрессор радостью использует любые конфликты внутри Украины во вред нашему государству и для достижения своих целей в гибридной войне».

Такие жесткие требования и заявления обусловлены тем, что в ПЦУ прекрасно понимают: пятно на репутации Порошенко – это пятно на репутации самой ПЦУ. Какими же проблемами чревато для структуры Епифания судебное разбирательство относительно Петра Порошенко?

Чего ждать ПЦУ от суда над Порошенко?

Во-первых, суд над пятым президентом Украины автоматически ставит под сомнение честность тех методов, при помощи которых предыдущая власть добивалась Томоса. Кроме того, суд может попутно затронуть вопрос использования государственных ресурсов для достижения религиозных целей. Например, могут вспомнить о законности обращения Порошенко к патриарху Варфоломею с просьбой о Томосе. Могут, также, спросить и о том, за чьи конкретно деньги украинская делегация во главе с Президентом неоднократно посещала Стамбул. Ведь, если вспомнить, что Церковь в нашей стране отделена от государства, то эти и подобные вещи могут быть использованы для обвинения в нарушении Конституции Украины.

Во-вторых, украинское общество до сих пор не знает всех подробностей договора между Петром Порошенко и патриархом Варфоломеем – что конкретно пообещала украинская власть Фанару в обмен на Томос? Да и в целом, насколько может быть законным официальный договор между главой украинского государства и руководителем турецкой религиозной структуры?

В-третьих, суд над Порошенко может спровоцировать ещё одно (или не одно) судебное расследование, что повлечет за собой очень серьёзные проблемы уже для руководства самой ПЦУ. А если вспомнить, что прямо сейчас некоторые «иерархи» этой структуры уже вовлечены в судебные разбирательства с «почётным патриархом» Филаретом, то ситуация приобретает очень невыгодный для них оттенок. Например, Государственное бюро расследований начало досудебное следствие в деле разжигания межконфессиональной вражды. Главный юрист Киевского патриархата (инициировавшего судебное разбирательство) Неонила Ткаченко сообщила, что под следствие по этому делу попали Петр Порошенко, Епифаний Думенко и бывший министр культуры Евгений Нищук. По версии юристов УПЦ КП, предметом расследования являются именно злоупотребления при получении Томоса и при последующем снятии с государственной регистрации Киевского патриархата.

В-четвертых, под сомнение могут быть поставлены не только методы, при помощи которых был получен Томос, но и его легитимность. Конечно, решение украинского суда относительно властных злоупотреблений не может напрямую повлиять на решение патриарха Варфоломея, но на отношение Фанара к Епифанию – вполне.

Порошенко сейчас становится «токсичной фигурой», и эта токсичность понемногу распространяется на все его окружение, в том числе и на религиозное. Епифания в Православии начинают стесняться. И глухое молчание в день именин главы ПЦУ об этом красноречиво говорит. Его никто не поздравил не только в признавших ПЦУ Элладской и Александрийской Церквях, но и даже сама «Церковь-мать» – Константинопольский патриархат.

Порошенко сейчас становится «токсичной фигурой», и эта токсичность понемногу распространяется на все его окружение, в том числе и на религиозное. Епифания в Православии начинают стесняться.

В-пятых, судебное разбирательство, а тем более любые факты, свидетельствующие о нечистоплотности «томосного дела», могут очень сильно повлиять на решение о признании ПЦУ со стороны других Поместных Церквей.

И даже в случае, если суд не докажет прямой причастности Думенко к каким-либо схемам, судебное разбирательство относительно Порошенко все равно бросает тень на главу ПЦУ. Почему?

Тень Петра Порошенко

Порошенко и Епифаний поют гимн Украины. Фото: liga.net

Давайте вспомним, что Епифаний открыто и достаточно активно во время предыдущих выборов на пост президента Украины высказывался в пользу исключительно одного кандидата: «Мы видим на этом посту только Президента Порошенко».

Тот же Думенко пел дифирамбы Порошенко и сразу после получения Томоса: «Имя ваше, господин Президент, навечно войдет в историю украинского народа и Церкви рядом с именами правителей наших князей Владимира Великого, Ярослава Мудрого, Константина Острожского и гетьмана Ивана Мазепы». Более того, Епифаний именно Петра Порошенко публично называл образцом руководителя. При этом, главная позитивная черта в характере Порошенко, по мнению главы ПЦУ, – это умение дипломатично убеждать людей: «Он настойчив, если у него есть определенная цель, он доводит дело до конца. Когда он взялся за вопрос церкви и встретился впервые в апреле 2018-го со Вселенским патриархом, многие сомневались (в успехе идеи получить Томос). Но у Петра Алексеевича харизма дипломатично убеждать людей». Что же, именно это «умение», скорее всего, и заинтересовало украинский суд.

Руководство ПЦУ проводит четкую демаркационную линию между властью нынешней и властью предыдущей, прямо противопоставляя «церковную» позицию Порошенко той, которую занимает нынешний президент Украины Владимир Зеленский. Совсем недавно Думенко заявил«Мы видим некоторое отличие между предыдущей властью и властью, которая сейчас есть в Украине. То есть, предыдущая власть относилась более ответственно к Церкви, а сейчас мы имеем также хорошие отношения с украинской властью, нет какого-то вмешательства, но на местах нет иногда такого содействия и определенной помощиНо в будущем, я уверен, в дальнейшем государство поймет до конца ту роль, которую играет украинская церковь, настоящая украинская церковь, которая стоит на принципах того, чтобы Украина была сильным государством».

***

Вся история отношений ПЦУ и украинских властей, а теперь и возможные проблемы с законом, свидетельствуют об одной четкой аксиоме: Церковь должна быть отделена от политики. Забывая об этом, Церковь рискует превратиться в политическую партию или стать придатком власть имущих, выполняя их требования и пожелания. В этом и кроется одна из многих больших проблем ПЦУ, которая возникла благодаря «политической воле» украинской власти, а не канонам Церкви.

В конце концов, и сам Думенко никогда не скрывал свою зависимость от Порошенко. Однако, за получение Томоса, за место руководителя новообразованной структуры и устранение от власти Филарета Денисенко – за все это, рано или поздно, придется платить. И Епифаний сейчас прекрасно понимает данный факт. Именно поэтому он и его «церковь» выступили на защиту Порошенко. Ведь, в каком-то смысле, суд над Петром Алексеевичем может превратиться в суд над ПЦУ. А готовы ли там заплатить такую цену за полученные преференции? Едва ли.

ЛАЗАРЕВА СУББОТА

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Похожие статьи:

Написать комментарий:

Да вы же робот!

Наверх